Бронеавтомобиль Гарфорд–Путилов
 

  Бронеавтомобиль Гарфорд–Путилов

первый серийный пушечный бронеавтомобиль

С началом Первой мировой войны прежде вялотекущие работы по созданию отечественных бронеавтомобилей резко активизировались. В итоге уже 19 сентября 1914 года на фронт отправилось первое подразделение бронеавтомобилей Русской Императорской армии – 1-я автомобильная пулемётная рота, укомплектованная полностью отечественными пулемётными бронеавтомобилями Руссо-Балт С. Для огневой поддержки пулемётных броневиков в первом составе роты имелось три иностранных грузовика с установленными в кузове орудиями, из них один – «Маннесманн-Мулаг» – был бронирован. Боевые действия быстро продемонстрировали высокую востребованность и эффективность пушечных бронемашин в бою, однако столь же очевидным было техническое несовершенство «Маннесманна» – по сути, грузовика с обшитым бронёй кузовом и пушкой за щитом. В итоге ГВТУ приняло решение при формировании новых автопулемётных взводов обязательно включать в их состав в дополнение к двум пулемётным ещё и пушечный бронеавтомобиль, более технически совершенный, чем «Маннесманн-Мулаг».

В качестве базы для бронеавтомобиля был выбран двухосный заднеприводной 5-тонный грузовик американской фирмы Garford Motor Truck Co., специализировавшейся на постройке машин такого класса. Встречающиеся в литературе упоминания об использовании грузовика грузоподъёмностью 4 тонны не соответствуют действительности, так как фирма Garford выпускала лишь 5-, 3– и 2-тонные грузовики, причём из них только 5-тонный имел цепную передачу.

Грузовик развивал максимальную скорость до 35 км/ч, собственная масса шасси (без кабины и грузовой платформы) составляла 3931 кг.

Правда, выбранная Филатовым весьма мощная артсистема – 76-мм противоштурмовая пушка образца 1910 года, весившая без лафета 417 кг – предполагала значительную модификацию шасси грузовика и решение целого ряда других технических проблем. Выбор именно этого орудия был сделан по результатам сравнительных испытаний, проведённых на полигоне Офицерской стрелковой школы 8 ноября 1914 года.

Параллельно с упомянутой «трёхдюймовкой» испытывались также 37-мм автоматическая пушка Максима, 47-мм скорострельная пушка Гочкиса и 57-мм пушка Норденфельда. Пушка Максима, по сути, представлявшая собой сильно увеличенный пулемёт Максима, не имела фугасного снаряда и программировала большой расход боеприпасов, разрывной снаряд 47-мм пушки при хорошей бронепробиваемости в фугасном отношении был малоэффективен, а 57-мм орудие, ненамного более мощное, чем 47-мм, имело отдачу, поистине разрушительную для автомобильного шасси. Что до 76-мм противоштурмовой пушки, то её мощная тротиловая граната, аналогичная снаряду полевого трёхдюймового орудия, в придачу ещё и раскалывала любую броню, а малый откат и компактные размеры орудия облегчали её установку на бронеавтомобиль. Наконец, питание орудия осуществлялось обычными снарядами, что облегчало снабжение.

Корпус бронеавтомобиля был разработан самим генералом Филатовым и имел весьма оригинальную конструкцию. При изготовлении корпуса использовались листы броневой стали производства Ижорского завода толщиной 6,5 мм (четверть дюйма). Все бронелисты подвергались предварительному обстрелу из 7,62-мм русской винтовки Мосина образца 1891 года и 7,92-мм немецкой винтовки Маузера образца 1898 года. Завод гарантировал защиту от остроконечных бронебойных винтовочных пуль уже со 150 шагов и от обычных – с 75 шагов (последующие бои показали, что броня выдерживает обстрел и на меньших дистанциях). Бронелисты крепились заклёпками к металлическому каркасу, крепившемуся к раме шасси. Преобладало вертикальное расположение бронелистов, хотя несколько элементов корпуса имели небольшой наклон.

Корпус броневика подразделялся на три секции. В передней части было размещено отделение управления. Двигатель прикрывался бронекапотом, в носовой части которого имелись распашные бронедверцы для доступа к радиатору. Места водителя и командира машины располагались над двигателем и бензобаками слева и справа соответственно. Подобное расположение ключевых членов экипажа было весьма небезопасно, но позволяло сократить общую длину машины. Для наблюдения за полем боя водитель и командир имели в своём распоряжении прямоугольные смотровые лючки в переднем бронелисте, прикрываемые откидными броневыми заслонками с регулированием щели. Кроме того, круглые смотровые лючки имелись в бронедверях, расположенных в корпусе слева и справа. Наконец, ещё один люк имелся в крыше отделения управления – он использовался для наблюдения за дорогой и местностью вне боя. В средней части корпуса находилось пулемётное боевое отделение. Слева и справа размещались небольшие бортовые спонсоны, в которых устанавливалось по одному пулемёту. Расположение спонсона обеспечивало установленному в нём пулемёту угол обстрела в пределах 110°. В задней части корпуса была установлена орудийная башня цилиндрической формы с большим скошенным лобовым листом, где была размещена 76-мм пушка. Угол обстрела орудия составлял 260°.

Башня крепилась к передней стенке головной части нижнего станка пушки и перемещалась по погону при помощи трёх роликов. В походном положении башня фиксировалась по оси машины при помощи двух штырей, расположенных у задних колёс. Доступ в башню осуществлялся через двустворчатый люк в её крыше. Кроме того, внизу своей кормовой части башня сообщалась с пулемётным отделением, откуда в боевой обстановке подавались снаряды и патроны к пулемёту. Помимо орудия в лобовом листе башни устанавливался третий пулемёт.

Основным вооружением бронеавтомобиля «Гарфорд» являлась 76-мм противоштурмовая пушка образца 1910 года. Данное орудие представляло собой переработанный вариант 3-дюймовой горной пушки образца 1909 года, от которой новая пушка унаследовала ствол и казённую часть.

Обычно в боекомплекте использовались снаряды от горной пушки образца 1909 года, но с уменьшенным зарядом. Максимальная начальная скорость осколочно-фугасного снаряда массой 6,5 кг составляла около 381 м/с, чего было вполне достаточно для ведения эффективного огня. В боекомплект также входила картечь с начальной скоростью около 274 м/с. Боекомплект орудия составлял 44 выстрела, из них 12 размещалось в орудийной башне, а 32 – в снарядном ящике в пулемётном отделении. Вспомогательным вооружением служили три 7,62-мм пулемёта «Максим» образца 1910 года с водяным охлаждением ствола. Два пулемёта размещались в бортовых спонсонах, третий – в лобовом листе орудийной башни. Питание пулемётов обеспечивалось при помощи патронных лент по 250 патронов в каждой. Возимый боекомплект составлял 20 лент, что соответствует 5000 патронов.

Силовой установкой броневика служил бензиновый карбюраторный 4-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 30 л. с. Пуск двигателя мог производиться как снаружи машины при помощи рукоятки, так и изнутри посредством электростартёра. Запас бензина составлял шесть пудов. Коробка передач пятискоростная, четыре передачи вперёд и одна – назад. При движении вперёд броневик был способен развить максимальную скорость 18 км/ч, однако при движении задним ходом максимальная скорость составляла лишь 3 км/ч. Для движения задним ходом водитель броневика пользовался «зеркальным смотровым прибором», расположенным в правой части кабины и действовавшим по принципу перископа. Экипаж бронеавтомобиля «Гарфорд-Путилов» составлял 8–9 человек, при этом функции членов экипажа могли варьироваться.

В начале января 1915 года Путиловский завод получил заказ на постройку 30 броневиков. В марте началась сборка боевых машин, и 16 апреля первый бронеавтомобиль, получивший название «Гарфорд-Путилов», был сдан в распоряжение Запасной бронероты. Через две с половиной недели, 3 мая 1915 года, после формирования экипажа, бронеавтомобиль был отправлен на Юго-Западный фронт, в распоряжение 5-го автопулемётного взвода.

Бронеавтомобили поступали на вооружение автомобильных пулеметных взводов согласно штату №20. Каждое подразделение такого рода состояло из двух бронеавтомобилей «остин» и одной пушечной машины (некоторые имели по три Остина), не считая вспомогательно-технических грузовиков и мотоциклов. Практически каждому бронеавтомобилю в АПВ присваивали собственное название:

5-й взвод – «Бессмертный», 6-й – «Сибиряк», 12-й – «Святогор», 14-й – «Добрыня», 15-й – «Грозный», 16-й – «Забайкалец», 17 – «Колыванец», 18 – «Рокот», 19-й – «Пушкарь», 20-й – «Громобой», 21-й – «Витязь», 22-й – «Михайловец», 24-й – «Граф Румянцев», 26-й – «Чудовище», 28-й – «Решительный», 32-й – «Забавный», 34-й – «Дракон», 36-й – «Баян».

Всего «Гарфорды» находились на вооружении 30 авто-пулеметных взводов (не указаны 7-11, 13, 23, 30-33 и 35-й), названия остальных машин пока остаются неизвестными.

Не отличаясь хорошими ходовыми характеристиками «Гарфорды» пользовались популярностью в войсках, главным образом за счет своего мощного противоштурмового орудия.показали высокую боевую эффективность, но вместе с тем было выявлено несколько серьёзных недостатков. Помимо невысокой проходимости по пересеченной местности движение задним ходом в боевых условиях оказалось очень затруднительным. Водителю было нелегко вести машину, ориентируясь только с помощью боковых зеркал установленных на корпусе. Отсюда появилось требование оснастить «Гарфорды» задним постом управления.

После революции бронеавтомобили были растащены противоборствующими сторонами, однако большая их часть осталась в руках большевиков. Одним из первых фактов использования «Гарфордов» против новой власти можно считать Ярославское восстание, начавшееся в июле 1918 года. Несмотря на небольшие силы добровольцам и отрядам местной милиции удалось в течении нескольких дней полностью очистить город от большевиков, а 6 июля к ним присоединился бронедивизион поручика Супонина, включавший 25 офицеров, несколько пулеметов и два «Гарфорда». Несмотря на первоначальный успех восстания оно не было поддержано в достаточной мере Белыми армиями, действовавшими в центральной части России. К 12 июля положение восставших сильно ухудшилось – Ярославль постоянно обстреливала артиллерия и бронепоезда «красных», бомбили с самолетов. В эти дни «Гарфорды» использовали в качестве подвижных огневых точек, но из-за недостатка боеприпасов стреляли они редко. После захвата города судьба этих машин не ясна – вероятно, они были захвачены частями РККА.

Впоследствии Гарфорды участвовали практически во всех крупных операциях Гражданской войны с обеих сторон. В конечном итоге из 38 построенных бронеавтомобилей в руках РККА оказалось не менее 30. По состоянию на декабрь 1921 года их число сократилось до 26 (15 на ходу и 11 в ремонте), а в 1923 году, в связи с большим износом ходовой части и полным отсутствием запасных частей, было принято решение поставить машины на железнодорожный ход, превратив их в бронедрезины. Это задание поручили Брянскому машиностроительному заводу, но сколько «Гарфордов» удалось переоборудовать таким образом пока не ясно.

Окончательно судьба «Гарфордов» решилась в 1931 года, когда решением комиссии АБТУ бронемашины устаревших типов надлежало разбронировать. Сейчас довольно часто можно встретить информацию о «Гарфордах» захваченных летом 1941 года немецкими войсками. Утверждается, что есть трофейные фотографии, на которых запечатлены трофейные машины, причем как целые, так и подбитые. Однако там не указывается, где были сделаны эти снимки, да и сами фотографии тоже не показываются.

Один из «Гарфордов», захваченных немцами.

Возможно, здесь имеет место ошибка. В 1917-1918 гг. по меньшей мере пять «ла использована в период Второй Мировой войны. Во время революционных событий в Германии 1918-1921 гг. три «Гарфорда» дивизии «Kokampf», перевооруженные немецкими пулеметами вместо пушек, приняли участие в подавлении коммунистических мятежей в крупных немецких городах – например, весной 1919 года их можно было встретить в Берлине. После принятия на вооружение бронемашин собственного производства немецкая армия отправила «Гарфорды» на склады с последующей утилизацией.

Другой армией, активно эксплуатировавшей пушечные бронеавтомобили в этот период, стала Польша. Развал Российской Империи и последовавшие за этим бои с частями РККА позволили захватить полякам много военного имущества русской армии, в том числе и три «Гарфорда».

Первый из них был захвачен в феврале 1919 года в районе Владимир-Волынский – Ковель и переименован в «Dziadek» («Дед»). Видимо, счастье поляков было настолько велико, что почти сразу они сформировали Pluton Pancerny Dziadek (Броневой Взвод «Дед») основной ударной силой которого и стали именно трофейные «Гарфорды». Наибольший успех на его долю выпал 21 марта 1920 года, когда при отражении наступления 58-й стрелковой дивизии под Житомиром расчету орудия удалось подбить полугусеничный бронеавтомобиль «Остин-Кегресс». Однако уже 26 марта по Косторышевым «Гарфорд» был сам подбит артиллерией и недолго вышел из строя. По всей видимости этот бронеавтомобиль участвовал 26 апреля 1920 года в охоте за Остином РККА, который ворвался в Житомир и в одиночку вёл бой против численно превосходящего противника.

Второй бронеавтомобиль был захвачен примерно в это же время и получил название Zagloba, также войдя в состав Броневого Взвода. Третья машина («Уралец» морской модификации, позднее переименованная в «General Szeptycki») стала трофеем после боя на трассе Бобруйск-Могилев у н\п Столопище. По польским данным, во время атаки пехоты им удалось уничтожить бронеавтомобили «Фиат» и «Ланчестер», ещё одна машина получила повреждения, а «Гарфорд» был захвачен после того, как съехал в овраг и не смог выбраться самостоятельно. Ценный трофей был отбуксирован в Бобруйск, где его отремонтировали и позднее передали в состав WPSP (Wielkopolski pluton samochodow pancernych). Через некоторое время его послали в Варшаву, где «General Szeptycki» числился за 3-м бронеавтомобильным дивизионом, а в 1921 году бронеавтомобиль попал в Гродно. Согласно спискам 1925 года все три машины отправили в Краков, где они вошли в состав 5-го бронеавтомобильного дивизиона. Предположительно «Гарфорды» сняли с вооружения польской армии в 1927 году, а окончательно разобрали в начале 1930-х гг.

Один из «Гарфордов» латвийскй армии

 

Интересно сложилась судьба Гарфордов в Латвии. Каким образом эти бронеавтомобили попали в руки латышей пока не совсем ясно – по наиболее достоверным сведениям Гарфорды (по крайней мере – один) были захвачены у РККА во время боёв в ноябре-декабре 1918 года, когда после объявления независимости красные попытались установить в Латвии советскую власть. На начальном этапе латышам помогали немцы, с помощью которых союзники надеялись отбросить большевиков от балтийских границ. Поначалу борьба проходила с переменным успехом, но в июне 1919 года частям ландвера и немецким добровольцам удалось очистить Латвию от красных и выйти на территорию Эстонии. Это спровоцировало новый конфликт, в ходе которого латышские и эстонские армейские подразделения разгромили в районе города Цесис войска ландвера под командованием майора Флетчера. Однако, не прошло и трех месяцев, как на территорию Латвии вторглась Западная армия Бермонта-Авалова, сформированная в Германии из немецких добровольцев и русских военнопленных, и по сути состоявшая из кадрового офицерского состава. Уже 9 октября 1919 года немецкая Железная дивизия успешно развила наступление вглубь страны, выйдя на шоссе Митава – Рига. Здесь немецкие части столкнулись с латышским Гарфордом (Lacplesis), который пытался орудийно-пушечным огнем прикрыть отход своей пехоты. Используя медленный ход машины один из немецких офицеров-баварцев быстрым прыжком забрался на него и несколькими выстрелами из пистолета убил водителя и командира. Потеряв управление бронеавтомобиль скатился в канаву, после чего остальной экипаж сдался в плен. Трофейный Гарфорд был сразу же включен в состав фрайкора и участвовал в боях против бывших хозяев в районе Риги. Впрочем, на этом моменте данные расходятся. По одним сведениям бронеавтомобиль был отправлен в Германию, где использовался против спартаковцев и впоследствии разобран на металл. Согласно другим данным (подкрепленным фотографиями) все бронемашины фрайкора, включая бывший Lacplesis, в ноябре 1919 года достались латышам, при этом Гарфорд некоторое время продолжал носить немецкие обозначения и затем был переименован в Kurzemnieks. Таким образом латвийская армия могла располагать только одним Гарфордом, который в течении 1919 года сменил три названия. Впоследствии этот бронеавтомобиль активно эксплуатировался в Латвии до начала 1930-х гг., после чего Kurzemnieks отправлен на временное хранение. После присоединения Латвии к СССР его обнаружила советская военная комиссия, и сильно устаревший Гарфорд использовался в летних боях 1941 года.

Смотреть фильм

 

Add to your Facebook

 

 

Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100
Известный салон эротического массажа в СПб «BaliMassage»

Продвижение сайтов в поисковых системах с гарантией результата


Команда NEXXT предлагает оснащение под ключ для ресторанов с 1996 года.



Бронирование фотостудий


Содержание:

 

лучшие отечественные фильмы

 

Русские броневики

 

 

 

Русские меры

Знаки различия армий первой мировой

 

 

Обмундирование и знаки различия армий второй мировой войны

 

Советские цены на автомобили и мотоциклы в рублях и средних зарплатах

 

Дореволюционные жалования и их нынешние эквиваленты

 

 

Воинские и гражданские чины дореволюционной России и их эквиваленты в армиях СССР и РФ

 

 

 

Русские танки от Вездехода до Т-90

 

 

 

 

Полный список глав Русского Государства с VIII века до наших дней