Обмундирование и знаки различия армий второй мировой войны

 

Add to your Facebook

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

Современные знаки различия крупнейших армий мира

 

Знаки различия армий первой мировой

 

Воинские и гражданские чины дореволюционной России и их эквиваленты в армиях СССР и РФ

 

 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Известный салон эротического массажа в СПб «BaliMassage»

Продвижение сайтов в поисковых системах с гарантией результата


Команда NEXXT предлагает оснащение под ключ для ресторанов с 1996 года.



Бронирование фотостудий


Нарукавные знаки различия Народной Армии Комуча

на примере стрелковых частей

 

Рядовой

Ефрейтор

Младший

унтер-офицер

Старший 

унтер-офицер

Фельдфебель

Подпрапорщик

Прапорщик

Подпоручик

Поручик

Штабс-капитан

Капитан

Подполковник

Полковник

Генерал-майор

Генерал-лейтенант

Генерал

Смотрите также: Нарукавные знаки различия Сибирской Армии

Формирование Народной армии началось 8 июня 1918 года — в день взятия Самары восставшими против пытавшихся их разоружить и интернировать большевиков войсками Чехословацкого корпуса, начала местного восстания и перехода власти в городе в руки временного правительства, получившего наименование Комитета членов Учредительного собрания (КОМУЧ) и состоявшего из группы бывших членов разогнанного большевиками Учредительного собрания: эсеров В. К. Вольского (председатель), П. Д. Климушкина, И. М. Брушвита, И. П. Нестерова и Б. К. Фортунатова.
Отличительным знаком сражающихся в рядах армии была Георгиевская лента, которую носили на околыше фуражки (вместо кокарды). На левом рукаве также носилась белая повязка.
Основой для будущей армии послужила подпольная самарская офицерская организация, возглавляемая подполковником Н. А. Галкиным, назначенным начальником Главного штаба Народной армии.
Поскольку Народная армия формировалась под полным контролем со стороны партии социалистов-революционеров, при формировании армии из-за недоверия эсеров к русскому генералитету должность командующего армией учреждена не была и по единодушной оценке военных, вся организация «военного штаба» носила характер «замаскированной советской системы», включая в себя военного специалиста (полковник Галкин) и двух комиссаров (Фортунатов и Лебедев). Порядки в молодой армии напоминали современникам времена Керенского: власть начальников имела место лишь в походе и в бою; в остальное время действовал «Товарищеский дисциплинарный суд». Комитеты были сохранены, а в частях формировались эсеровские ячейки — «глаза и уши» правительства. В Народной армии было отменено ношение погон, и «гражданин-солдат» должен был отдавать честь только своему непосредственному начальнику и только один раз в день.
Однако, возглавить вновь сформированный отряд среди старших чинов никто не решался — все считали дело заранее обреченным на провал — численность первых добровольческих частей — пара рот пехоты, эскадрон кавалерии и конная батарея о двух орудиях — была ничтожна в сравнении с начинавшими нависать со всех сторон силами красных. Вызвался только один подполковник Каппель.
В тот же день — 9 июня — добровольцы под командованием Каппеля выступили к Сызрани, где сосредоточились отошедшие от Самары силы красных.
Первый бой отряда под начальством Владимира Оскаровича произошёл под Сызранью 11 июня 1918 года: операция прошла в точности по плану командира: благодаря «широкому манёвру» — излюбленному способу ведения боевых действий Каппеля впоследствии, сочетание которого с «глубоким обходом» стало его «визитной карточкой», всегда приводившего к громким победам.
Со взятием Казани последовала реорганизация Народной армии: создавался Поволжский фронт под командованием полковника С. Чечека, в составе которого объединялись все русские и чехословацкие войска. Фронт разделялся на войсковые группы: Казанскую, Симбирскую (под командованием полковника В. О. Каппеля), Сызранскую, Хвалынскую, Николаевскую, Уфимскую, группу Уральского казачьего войска и группу Оренбургского казачьего войска. В Казани части Народной армии предполагали развернуть корпус из двух дивизий, однако времени для этого не оставалось… Попытки Чечека организовать снабжение и подготовку пополнений для Народной армии встречали противодействие со стороны Галкина и Лебедева. Путаницу в управление фронтом Армии вносил ещё и тот факт, что новый командующий подчинялся не местной русской власти, а командованию Чехословацкого корпуса, находящемуся, к тому же, в Сибири.
Сразу после взятия Казани Каппель приступает разработке плана дальнейшего наступления на Москву через Нижний Новгород.
Однако вместо наступления эсеры предпочли ограниченную оборону, что стало крупной стратегической ошибкой КОМУЧа. Решение эсеровского руководства «Сначала закрепить завоёванное, а потом двигаться дальше» окончилось поражением.5-я советская армия быстро получала подкрепления благодаря остававшемуся в руках большевиков стратегически важному мосту через Волгу и в скором времени Казань оказалась окружена красными с трёх сторон.
В последующих неудачах Народной армии главную роль сыграло полное отсутствие резервов, не подготовленных эсеровским руководством КОМУЧа, несмотря на время, которое Каппель им дал своими первыми успехами на Волге, несмотря на те возможности, которые давали огромные территории, находившиеся под контролем КОМУЧа, в плане мобилизации.
Каппелю же вместо похода на Москву уже через неделю после взятия Казани — 14 августа — пришлось спешно возвращаться в Симбирск, где положение Народной армии резко ухудшилось — на город наступали части 1-й армии красных.
Правда, 14—17 августа 1918 года под Симбирском прошло ожесточённое сражение, в котором красные потерпели поражение и вынуждены были временно отступить, но к началу сентября наступление Народной армии окончательно выдыхается. Осенью 1918 года Народная армия находилась в отчаянном положении: её немногочисленные отряды на фронте уже не могли сдержать многократно превосходившие их силы большевиков.
5 сентября 1918 г. начинается общее наступление советского Восточного фронта. Основные сражения разворачиваются вокруг Казани, где красные создали четырёхrратное превосходство над малочисленными силами обороняющего город полковника А. П. Степанова, состоящими из одних офицеров и добровольцев. Дать серьёзного боя в таких условиях не удалось, и в итоге под натиском с трёх сторон Казань была сдана.
Падение Казани поставило под удар и Симбирск. 9 сентября красные перешли в наступление в районе Буинска и, отбив все контратаки, к 11 сентября сумели перерезать железную дорогу Симбирск-Казань и тракт Сызрань-Симбирск, прижав оборонявшихся к Волге.
Последствия сентябрьского разгрома и начавшееся отступление усугубили процесс разложения Народной армии. Оставление основных территорий и огромные потери негативно отражались на настроении войск. КОМУЧ пытался восстановить положение при помощи репрессивных мер, однако их результат в условиях развала оказался минимальным. Паралич же правительственной и военной властей привёл к отпаданию от КОМУЧа его последней опоры — фронтового офицерства и добровольцев.
В это время в Уфе открылось Государственное совещание, на котором 23 сентября была образована Уфимская директория (Временное всероссийское правительство), объединившая и заменившая собой КОМУЧ и соперничавшее с ним Временное Сибирское правительство. 28 сентября 1918 г. генерал В. Г. Болдырев был назначен Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами России.
Народная армия формально прекратила своё существование, войдя в состав единой армии Уфимской директории.